batgirl

Поэма Немаяковского «Облако в штанах», или pro Италию

Как я покупаю штаны?
В Израиле – проще простого. Захожу в магазин, выбираю объект, нахожу в стопочке размер S или XS, примеряю, убеждаюсь в своей несомненной красе, расплачиваюсь на кассе и отправляюсь пить кофе с эклером.
В Италии несколько сложнее. Захожу, нахожу искомое, отлавливаю продавщицу и прошу принести из подсобки никем не востребованный размер XL, плАчу в примерочной, расплачиваюсь на кассе, иду утешаться апероль-спритцем.

Как покупает штаны Сильная половина нашего альянса (далее С.)?

Collapse )
batgirl

(no subject)

Она заболела неделю назад, в прошлую пятницу: температура 40 градусов, слабость и апатия. Мы провели незабываемую ночь в приемном покое ветеринарной больницы, потом нас убедили оставить Ксюшу в отделении "для дальнейшего наблюдения". Назавтра мы ее забрали, поскольку стало понятно, что кроме нервного срыва ничего она там не получит. От пережитого стресса и жуткой слабости Ксюша перестала есть, пить и ходить в туалет. Три ветеринара по очереди играли в доктора Хауса:
• Это у нее панкреатит (а почему, спрашиваю я, амилаза в крови в норме?)
• Это интоксикация из-за глистов (а почему нейтрофилы не повышены?)
• Это она отравилась спреем от муравьев (а почему лейкоцитоз и лимфоузлы увеличены?)
• Это кишечная непроходимость (а где рвота и болезненный живот?)
• Это вирусная инфекция (и все-таки почему лейкоцитоз в 22 тысячи?)

Дом превратился в палату интенсивной терапии: капельницы, бутылки с физраствором и раствором Хартмана, ампулы с фусидом, флаконы с глюкозой и шприцы с аугментином (а вдруг все же неведомая инфекция?).
К концу четвертого дня сил у Ксюшки осталось только чтобы иногда мурлыкать, уткнувшись носом мне в шею, и слизывать с ладони десять икринок. Или две измельченных креветки. Или крошечную горсточку тертого пармезана. Даже лечебные консервы для ослабленных животных она не могла проглотить, а жила только за счет подкожных инъекций глюкозы и капельниц с Хартманом.
Наконец через 4 дня Ксюшина дура-мать догадалась, на кого похожа измученная кошь – на младенца с отитом, который постоянно задирает голову вверх из-за стреляющей боли в ухе и не может есть, поскольку ему больно открывать рот. Что ж, как положено дуре-матери в таких случаях, я пошла к педиатру за рецептом на азенил вместо бесполезного аугментина. И азенил (спасибо Вам, доктор Майя Палти, за расчет точной дозы, и Вам, доктор Рут Азуги, за то, что когда-то вбили мне в голову "азенил и живая вода – это синонимы") помог сразу же.
Первым делом повеселевшая Ксюша скинула с тумбочки телефон и пошла в сад валяться в грязи. А я поняла, что не могу дышать. Вот не могу и все. Зато могу плакать, тупо втыкать в интернет, просыпаться ночью от удушья и снова плакать.
Поразмыслив, я решила, что мне необходим отпуск, которого никто, конечно же, давать не собирался ни под каким видом. Но если у тебя имеется один заслуженный выходной день, ведь можно напрячься и представить себя туристкой: допустим, я впервые в жизни попала в Израиль, взяла машину и отправилась к восьмому чуду света – Мертвому морю. Как обычная туристка, я буду останавливаться через каждые сто метров, фотографировать все, что попадает в объектив, восхищаться красивыми пейзажами и есть всякие вкусности. А думать не буду вообще ни о чем.
Collapse )
batgirl

Вести с полей

К моей приятельнице-Вандербильдихе (Нина, привет :-) ) надысь пришел ландшафтный дизайнер и по периметру всей пентхаузной крыши художественно рассадил пассифлору и мелию. Получилось мамадорогаякаккрасиво. Мне сразу тоже захотелось заиметь в саду какой-нибудь ярко цветущий куст, чтобы в его ветвях сладко пели райские птицы, а я сидела у подножия вся в белом и полупрозрачном, попивая холодное шабли и покуривая кальян. Пассифлору, веребену и прочую валериану мне заводить, конечно, нельзя, ибо эти природные транквилизаторы я сама же и обгрызу, вернувшись домой после стандартного трудового дня. Так что предпочтение было отдано чему-нибудь из семейства мальвовых: стоит недорого, в быту неприхотливо, цветы яркие и крупные.

Приезжаю я в свою любимую оранжерею, и вижу Collapse )
batgirl

Задай вопрос Вселенной, и она тебе ответит

Мы отмечали Шавуот по всем правилам, ну, может, с незначительными отступлениями. Положено в праздник носить белое и есть молочное. Белое мы на себя не надели, зато мы его пили (Саша привез из Италии бьянко ди кустоза), а в качестве молочного блюда у нас была пармская ветчина из молочного поросенка.
Празднование Шавуота происходило в романтической атмосфере: в деревне Гинатон, на свежем воздухе, посреди олеандровых кустов. И все бы было совсем хорошо, но мозг мой терзала назойливая мысль: что же со мной будет завтра, когда придется отправляться на работу, а туда с визитом явится начальство и начнет нести пургу рассуждать о повышении эффективности. Эффективность в деле лечения пациентов хорошо ассоциируется с гоголевским "они у меня выздоравливают, как мухи". Поэтому-то я и мучилась вопросом, как же вести себя при встрече с начальством, слушая его безумные речи, перемежающиеся невыполнимыми указаниями.
И на мой немой вопрос "что же мне, бедняжке, делать?" Вселенная незамедлительно ответила. На ветку акации, прямо над нами, уселась сова. Она старательно таращила свои круглые глаза, топорщила мохнатые уши и смешно вращала головой по часовой стрелке: тымс-тымс-тымс. А потом - против часовой: тыгыдымс-тыгыдымс-тыгыдымс. Очень некстати приехал сосед на большом джипе, нашумел и навонял бензином. Сова глубокомысленно сказала "угу!" и улетела в ночь.
Сегодня во время беседы с начальством я старательно таращила глаза и топорщила уши, а когда оно расшумелось и развонялось, несколько раз сказала "угу!". Положительный терапевтический эффект превзошел все ожидания...
panda

И будут усилия ваши напрасны...

Мой прекрасный принц уехал в Италию за пармезаном . На три дня уехал, велев не скучать. Но чем же мне прикажете развлекаться, если пьянство давно уже превратилось в скучную обыденность, а разврат в последние годы дается тяжело из-за болей в пояснице?
Я принялась убирать в квартире и делала это 5 часов подряд. Только если кто хочет утешить меня дежурной фразой «ничего-ничего, зато теперь у тебя чисто», тот пусть лучше промолчит ради спасения души своей и тела. Ибо за эти пять – подчеркиваю, пять – часов Кошечка Ксюша успела сто раз сходить в садик-в дом-в садик-в дом-в садик-в дом, принесла на своих милых беленьких лапках до хренища всякого дерьмища и художественно распределила его по всем углам. Так что я с чистой совестью могу снова приниматься за уборку и делать это все оставшиеся два с половиной дня.
Всем привет. Завещаю вам обещанные мне пармезан, вино и прошюто.
batgirl

Кино про Алексеева

Я долго думала, чем меня зацепил этот фильм. А он зацепил, как кошка цепляет когтем кожу. Не со зла, разыгравшись или не рассчитав свои силы. Но все равно больно, и ранка потом долго не заживает. Дело не в главном герое, прожившем заурядную жизнь с обычным грустным финалом: старость, немощность, одиночество. Дело не в банальной истине: «Любовь может все. Ей под силу даже победить время и изменить прошлое». Фильм Сегала берет тебя за шиворот и, словно в бочку с водой, насильно окунает в семидесятые годы. Смотри, нюхай, кожей ощущай. Вот так люди одевались, вот в этих пыльных конторах они работали, в этих квартирах с тусклыми обоями жили, от реальности бежали в хвойный лес и пели песни под гитару. Ну и еще в КГБ постукивали. Нет, они не были злодеями, так жизнь сложилась, время было такое. Время было такое. Такое время.

Вот именно это время я ненавижу. Я ненавижу семидесятые годы. Тотальное убожество быта. Искусственный культ духовности, которая противопоставлялась материализму и консьюмеризму. Смешно осуждать консьюмеризм, когда покупке одной пары югославских сапог предшествовало стратегическое планирование и построение эффективной экономической модели.

Я ненавижу семидесятые годы за их серый цвет. Ощущение замкнутого тесного пространства и духоты. Знание, что никогда ничего не изменится. Я помню, что в учебнике по истории для 5-го класса была напечатана на форзаце маленькая фотография храма в Абу Симбеле, в Египте. И я совершенно точно знала, что никогда не увижу этот храм своими глазами. Так же, как Эйфелеву башню и каналы Венеции. Спустя двадцать лет в Абу Симбеле я зачем-то купила шляпу в горох, на Эйфелевой башне мне продуло ухо, а на Гранд Канале к нам с мамой пристали какие-то нудные русские американцы. Ну и пусть. Семидесятые годы все равно гораздо хуже.

Моя ненависть к семидесятым шире нелюбви к советской власти и коммунизму. Тогдашние бесконечные съезды партии по телевизору и рожи отцов народа на плакатах не намного нелепей теперешних ток-шоу и силиконовых красавиц на билбордах. Хотя мужчины, наверное, не согласятся со мной по последнему пункту. Меня неприятны люди семидесятых годов, хотя я, безусловно, тоже одна из них. И я не люблю себя в те моменты, когда мое семидесятничество вдруг выползает наружу.

Алексеев – персона семидесятых. Он видел вблизи тогдашних кумиров и даже поручкался с некоторыми. Например, вживую услышал рассуждение Тарковского о любви и потом постоянно цитировал его случайным девушкам , выдавая за свое. Я ненавижу семидесятые за обилие цитат в простой человеческой речи. Глубокомысленные рассуждения на тему «что есть любовь?» на фоне повседневных мелкотравчатых романов, интеллигентские проповеди о принципиальности на фоне интеллигентского же тайного стукачества, обожествление кумиров, которые на самом деле были обычными людьми: любили водочки выпить, с красивой дамой перепихнуться и взять в долг без отдачи.

Я не люблю эскапизм семидесятых в форме повальной тяги к бардовской песне. И вообще сама идея, что для того, чтобы чувствовать себя свободным, надо отправиться в сырой лес кормить комаров или лезть в горы, рискуя сломать свою единственную шею, мне не нравится. Нет, я не прочь прыгнуть с омеги, побродить по альпийским буеракам или на дельтаплане полетать. Но к свободе это не имеет отношения.

Если вы тоскуете по прошлому, посмотрите «Кино про Алексеева» и спросите себя, что вы предпочитаете: влажное теплое болото, в котором сидишь, завязнув по шею, и рассуждаешь о духовности и любви с многочисленными товарищами по несчастью, или открытое пространство. На открытой всем ветрам равнине бывает неуютно, одиноко, холодно. Но, по-моему, в болоте однозначно противней.
batgirl

Литературное...

Молодой странствующий рыцарь сидел на лавке у входа в придорожную харчевню и лениво поглядывал по сторонам. Его оруженосец так же лениво седлал коня, на крыше лениво переминался с ноги на ногу аист, хозяйка харчевни медленно подметала двор. В это утро никто никуда не спешил.

Дорога, по которой рыцарь собирался отправиться в путь, как только оруженосец закончит возиться с конской сбруей, шла напрямик через поля и почти у самого горизонта упиралась в высокий холм. На вершине холма стоял замок, а в ярко-голубом небе над ним то появлялось, то исчезало белое облако, похожее на дым.

– Хозяйка, – спросил рыцарь, – что это вон там такое?
– Это замок, в котором томится прекрасная принцесса, – с готовностью ответила хозяйка, – а стережет ее огнедышащий дракон. Дым из его ноздрей достигает неба, пламя из пасти способно в один миг испепелить всадника вместе с лошадью. Уже пятьсот лет дракон не дает никому приблизиться к принцессе. Единственная радость бедняжки в том, что от проклятого дракона она получила дар вечной молодости и ангельской красоты. Но много ли проку в таком подарке, если ты вынуждена века напролет жить бок о бок с эдаким чудовищем.

Лень молодого человека словно ветром сдуло. Вскочив на спину наконец-то оседланного коня, он свистнул оруженосцу, схватил поданное копье и устремился по направлению к замку. Я освобожу тебя, прекрасная принцесса, думал рыцарь, пока расстояние между ним и замком сокращалось. Я юн, но силен и умею быть жестоким. Как бы ни был страшен дракон, мы еще посмотрим, чья возьмет.

Рыцарь остановил коня у подножия холма. Под холмом росли какие-то кусты, между ними виднелся вход в пещеру. Оттуда время от времени вырывались клубы дыма.

– Мерзкое чудище, – закричал рыцарь, – я вызываю тебя на смертный бой!

Из пещеры медленно выполз дракон величиной с добротный амбар. Дракон вообще никуда не торопился.

– Ты чего орешь, как бешеный павлин? – поинтересовался дракон, щурясь от яркого солнца, – How can I help... В смысле, чем я могу тебе помочь?
– Мой долг, – крикнул в ответ рыцарь, – утешать обиженных и искоренять зло пусть даже ценой собственной жизни! Защищайся!

Рыцарь поудобнее перехватил копье и метнул его в дракона. Дракон, не ожидавший подвоха, не успел увернуться, копье попало ему прямо в шею. Хрюкнув, он завалился на бок.

– О храбрый рыцарь, – простонал дракон, – я тяжко ранен, я умираю. Позволь мне забиться в мое логово и в одиночестве тихо отойти в мир иной. Принцесса твоя. Бери ее в жены, живите долго и счастливо. И не поминайте лихом меня, старика.

Дракон уполз. Рыцарь в задумчивости потоптался у пещеры, а потом направил коня в сторону замка. Принцесса уже стояла на балконе, встречая своего избавителя. Она была ангельски прекрасна и ослепительно молода.
_____________________________________________________________________________

На седьмую ночь после свадьбы принцесса осторожно встала с роскошного ложа, стараясь не разбудить спящего мужа, накинула халат, достала из сундука потайной фонарь и потихоньку вышла из спальни.
Вскоре она уже светила фонарем в темное отверстие пещеры.

– Эй, – позвала принцесса, – ты здесь?
– Здесь, здесь, куда я денусь, – ответил дракон и зевнул, – натешилась, нимфоманка?
– Имею право, – отрезала принцесса, – с предыдущей моей свадьбы уже десять месяцев прошло. Даже десять с половиной. Я могу зайти?
– Заходи, садись.Чаю будешь?
– Винца лучше плесни и подогрей его немножко.

Дракон пошуршал где-то в углу, выкатил пыльную бутылку, откупорил ее когтем, ловко налил вино в глиняную чашку и насыпал туда же каких-то специй. Дыхнул пламенем на чашку и протянул принцессе:

– На, пей, пока теплое. Говори, что случилось.
– Прикинь, – принцесса вздохнула и потерла левую щеку, – этот оказался еще большим идиотом, чем прежний. На следующий день после свадьбы заявил, что я, видите ли, слишком легкомысленно одеваюсь. Позавчера обозвал дурочкой. Вчера приревновал меня к оруженосцу. Парня прогнал на все четыре стороны, а мне вот оплеуху отвесил.
– А нечего было глазки строить.
– Да я не строила. Не строила, клянусь тебе! Ну хватит ржать!
– Так, – сказал дракон, отсмеявшись, – чего ты хочешь?
– Сам знаешь, – буркнула принцесса.
– О-хо-хо, бабы дуры, бабы дуры, бабы бешеный народ…

Дракон почесал за ухом и уполз в подземный коридор. Несколько минут там что-то звякало и булькало. Затем дракон вернулся, держа в лапе склянку с какой-то мутной жидкостью.

– Вот, возьми. Завтра за обедом накапаешь своему буйному в суп. Вечером зароем его в огороде, как обычно.
– Ты пуся! – принцесса погладила дракона, – Дай я тебя поцелую.
Дракон наклонил голову, принцесса чмокнула его в нос и спросила:

- Ты покатаешь меня в воскресенье над облаками?
– Покатаю, моя прелесть.

Принцесса еще раз поцеловала дракона.

– Ну, я пойду. Шея не болит?
– Да что ей сделается от тупого копья и глупого мальчишки? А ты поосторожней с ним. Если что, зови на помощь.
– Ладно, милый. Ты меня любишь?
– Очень люблю, ты же знаешь.
– Знаю. Мне с тобой легко. Притворяться не надо. Я чувствую себя свободной. Ты заботишься обо мне. Ну и вообще…
– «Вообще» – это самое главное. – усмехнулся дракон, – Люблю и боюсь. Боюсь, что однажды ты меня покинешь.
– Не думаю, – ответила принцесса, – за пятьсот лет я не встретила никого лучше тебя.
batgirl

(no subject)

Этот пост должен начинаться словами «детство мое было тяжелым и безрадостным: мама меня никогда не любила, папа мной никогда не гордился». Но данное утверждение будет правдой лишь отчасти, поскольку vox_propria меня таки да любила, особенно на расстоянии. Ее письма ко мне полны нежных слов и виртуальных дистанционных поцелуйчиков (вещдоки бережно хранятся в бежевой коробке с розовыми цветочками, которая стоит на полке в кабинете). И папа мной гордился, я помню. Я как-то в нежном возрасте 12 лет прям на папиных глазах подралась в автобусе с борзым пацаном. Так папа, насильственно эвакуировав жертву моих наскоков через вовремя приоткрывшуюся автобусную дверь, мне открытым текстом и сказал: «Мыша, я тобой горжусь. Только в следующий раз попробуй с людЯми подобрее».

Но все-таки детство мое было тяжелым. Кстати, протекало оно в эпоху всеобщего дефицита и удушающего тоталитаризма. Не было у нас ни жвачки, ни кока-колы, ни кукол Барби. И сапог зимних не было в свободной продаже. Осенних, впрочем, тоже не было, как и летних туфель. Зато каждое утро перед уходом в школу нужно было гладить красный слюнявчик галстук, а затем повязывать его себе на шею. А мне красный цвет при моем замогильном оттенке лица вообще категорически не шел. Но тогда все эти ужасы советского быта как-то легче воспринимались, и не они омрачали мое незаслуженно безрадостное детство.

А знаете, что его омрачало? Сейчас расскажу. У всех моих подруг был ОН. ОН стоял в гостиной, иногда в детской комнате (ну это в тех счастливых семьях, где у детей была своя комната). ОН был полированный, темно-коричневый и на тонких ножках. А у меня ЕГО не было. А даже если бы ОН чудом у меня бы и появился, в нашем захламленном доме ЕМУ не нашлось бы места. И я любила ЕГО тайно, на расстоянии, любуясь ИМ в чужих квартирах, где – я это точно знаю! – его ценили только за красоту внешней отделки. А я!.. Я-то любила ЕГО за богатый внутренний мир: там внутри, за откидной доской, были полочки, выдвижные ящички, перегородочки, там хранились милые записочки, рисунки и девичьи дневники. Да, у всех моих подруг был секретер, а у меня не было, потому что «фи, мещанство, и чем тебе не угодил письменный стол, иди делай уроки, а то совсем дурочкой вырастешь».

Нельзя осуждать нуворишей за бьющую в глаза яркость нарядов, страсть к блестящим новым машинам и любовь к крупным бриллиантам. Им просто когда-то недодали игрушек, и вот теперь, получив их в руки, они никак не наиграются. Заработав тяжким трудом малую толику дензнаков, я наконец-то купила себе секретер из благородного вишневого дерева. С толстым стеклом на верхней деке. С откидной дверцей. С гнутыми ножками, похожими на бульдожьи лапы. С выдвижными ящичками, обитыми зеленым бархатом. Внутри есть полочки, перегородочки и специальные отсеки для хранения милых сердцу сувениров: камешка, подобранного на коктебейльском пляже в 1974 году, хрустального яйца аметистового цвета с золотой розочкой, картинки, нарисованной рукой любимой подруги, первой любовной записки.

Ну, собственно, вот нечеткое телефонофото, ибо руки трясутся от волнения, а слезы счастья капают прямо в объектив :

Collapse )
batgirl

Психопатология

На одно из моих рабочих мест повадился ходить психолог. Он научную статью пишет про кризисы раннего возраста (это типа 20 лет с небольшим) и рыщет в поисках фактического материала. А я этого психолога знаю со студенческих лет, когда он еще был нормальным человеком стажером и часами сидел в университетской библиотеке, где я подрабатывала расстановщицей книг по местам на полки обратно.

Мы возобновили знакомство, и психолог – его, кстати, Игаль зовут – сразу же поинтересовался, не хочу ли я поговорить об этом ему помочь по старой памяти. А я после отрывания ножек живым мухам больше всего на свете люблю обижать психологов. Поэтому, набрав побольше воздуха в грудь, я выдала ему примерно следующее. Игаль, говорю, ты здоровый мужик, на тебе можно пахать землю в пустынных и засушливых областях. Ты в боевых частях служил, ты в Адассе отучился (кто в курсе, тот поймет, о чем я). А теперь ты занимаешься фигней: объясняешь не менее здоровым лбам, чем ты сам, и к тому же непозволительно молодым (20 -25-30 лет), что все их проблемы в жизни происходят оттого, что их родители когда-то были к ним недостаточно чуткими, а местами даже бездушно-жестокими. Ты бы своим клиентам предложил книжку какую почитать, желательно, не комикс. Или вскопать огород (могу предложить свой сад). Нечуткие родители, блин… Да твою целевую аудиторию надо было ставить в детстве коленями на горох, тогда бы они сейчас учились в Адассе, как в прошлом ты (и я, грешная), а не маялись глупостями и не шарились по Индии и Таиланду с кратковременными заездами на подработку в Израиль, когда у них кончаются деньги на легкие наркотики.

Игаль как добросовестный научный работник и счастливый отец троих спиногрызов тщательно выяснил все аспекты технологии постановки детей коленями на горох. Непонятные моменты уточнил дважды. А потом сказал: «А вот хочешь, я с ходу оправдаю в твоих глазах профессию психолога и докажу, что я умный, наблюдательный и проницательный?». Ну валяй, доказывай.

Так вот, проникновенно говорит Игаль, от тебя пахнет мужским парфюмом John Varvatos, рассказать тебе, что это значит? Игаль, предупреждаю я, если ты мне сейчас начнешь петь песни, что я покупаю мужской парфюм от подсознательного желания чувствовать себя сильнее, или от недолюбленности отцом, или от тоски по крепкому надежному плечу, в тебя полетит стакан с кофе. Нет, отвечает Игаль, я же сказал тебе, что я умный и наблюдательный. Я вчера был в «Суперфарме» и обратил внимание, что у них огромная скидка на John Varvatos. Ты пользуешься мужским парфюмом, потому что ты патологически жадная. По этой же причине ты пьешь кофе без сахара и молока.

И ушел, собака такая, хохоча сычом...
batgirl

Опять снег

В Иерусалиме опять стихийное непредсказуемое бедствие: выпал снег. Я сегодня честно предприняла попытку сходить на работу: помылась-накрасилась-вынесла мусор-завела машину и выехала со двора. И тут с неба повалили сугробы. Пришлось разворачиваться на ближайшем светофоре, сокрушаясь о напрасно пожертвованных часах сна и никем не оцененном макияже. А ведь я его наносила спросонья и в темноте, наверняка получилось что-то новое в искусстве, но оценить некому, все сидят по домам и греются.

Ну я тоже вернулась домой, пересидела вьюгу и вышла пофотографировать. А когда пришла обратно, обнаружила знаете что? Письма в почтовом ящике!!! Чудны дела Твои, Господи. От нашей почты и в погожий-то день корреспонденции не дождешься, а тут, понимаешь, почтарь перся через снежные заносы на санях, запряженных ездовой лайкой, зажав коченеющими руками в рукавицах письмо из банка и счет за электричество. И пел: "Увезу тебя я тундру-увезу тебя я в тундру..." Лучше б ты, гад, мой счет за электричество в тундру увез.

Collapse )