Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

batgirl

Грустное, неполиткорректное про Бельгию и не только

Что мы знали о Бельгии?
Как выяснилось, ничего
Легенда о Тиле и байки про писающего мальчика не подготовили нас к тому, что Первая мировая война в Бельгии – не давно забытое прошлое, а живое кровоточащее настоящее.
Каждый день к Мененским воротам, что в городе Ипр, приходит трубач и играет сигнал отбоя. Спите спокойно, поет труба.

Collapse )
batgirl

Рабоче-крестьянское

Вернулась домой после стандартного рабочего дня. Надо, думаю, настроение себе поднять. Пошла в сад и нарезала роз с кустов. Вот:



Заодно травку прополола.Говорят, физический труд избавляет от глупых мыслей о смысле жизни. Я после работы часто начинаю думать о смысле, точнее, о бессмысленности окружающей реальности.
У нас ведь на работе как: берем благое начинанание, внедряем его со скрипом и проворотом, а потом ужасаемся результатам.
Неделю назад в нашей поликлинике было решено бороться за чистоту. А то скоро к нам с проверкой приедут из министерства здравоохрЕнения и слегка удивятся. По этому поводу заведующая поликлиникой позвонила приходящей уборщице и провела с ней беседу на повышенных тонах. Уборщица изменившимся лицом бежала пруду потребовала, чтобы ей четко обозначили фронт работ. Кушетки надо с места сдвигать, простонали мы в унисон, хотя бы раз в неделю-две. Ну и по верхам пыль сметать раз в полгода. Но кушетки - это святое.

Сегодня под наконец-то отодвинутой от стены кушеткой наш терапевт нашел двух дохлых мышей. Собственно, не прикоснувшаяся к ним уборщица формально права - про мышей уговору не было. Но начинать рабочий день в помещении с двумя трупами - плохая примета. К тому же доктор как гуманист и человек интеллигентный первым делом обвинил в их смерти себя. "Mea culpa, - прошептал он, - я раньше в ящике хранил шоколад, печеньки всякие... все убрал...они, наверное, от голода умерли... я ж не со зла...".

Я предложила использовать грызунов в пропагандистских целях. А именно - прибить трупики к двери моего кабинета и понизу пустить надпись:"Они пришли к медсестре без предварительной записи. А ты назначил очередь, пациент?!" Но широкая общественность меня не поддержала.

Заведующая набрала побольше воздуха в грудь и отправилась звонить уборщице. Педиатр строго-настрого запретила кому-либо двигать кушетку в ее комнате. "Если там, у стены, чего и лежит, - твердо сказала она, - я об этом знать не хочу". Наша коллега из Южной Америки с присущей эмоциональностью отвела душу на мужике, запершем три машины на стоянке: ее, мою и какого-то неосторожного пациента. Кстати, три машины - это рекорд. Даже жаль, что по итогам воспитания добрым словом чувак оглох на оба уха. Мышей подбросили соседям по торговому центру похоронили с почестями.

А я вернулась домой, обкорнала цветущие кусты и налила в бокал красного сухого ( Саша из Италии привез).
Выдохнула, расслабилась. После 20 лет работы в израильской общественной медицине меня продолжают удивлять только живые люди, но отнюдь не дохлые мыши.
batgirl

Памяти Евгения Александровича

СМИ 1 апреля 2017 года: Поэт Евгений Евтушенко скончался в США на 85-м году жизни

Лет 25 назад, когда люди моего поколения еще читали стихи, к Евгению Евтушенко было принято относиться несколько снисходительно. Чаще всего, говоря о нем, употребляли выражение «не дотянул». Как интеллектуал не дотянул до Иосифа Бродского с его изысканными аллюзиями, элегантными метафорами и отстраненным взглядом на социум. «Не выходи их комнаты, не совершай ошибку» и «Посвящается стулу» Евтушенко, нацеленный на широкий мир вовне, написать не смог бы физически. Как гражданин не дотянул до Владимира Высоцкого, до его обжигающей правдивости, до ошеломляющей мощи его таланта. Да и всенародной популярности Высоцкого Евтушенко тоже не достиг. По сравнению с Андреем Вознесенским, упоенно играющим со словами и в слова, Евтушенко был нарочито прост. В отличие от спокойно-лиричного Роберта Рождественского, слишком уж преисполнен пафоса. Роман Евтушенко «Ягодные места» изобиловал яркими персонажами, но до образности Сергея Довлатова он тоже не дотянул.
Collapse )
batgirl

"Екатерина, ты была не права"

Во всех соцсетях народ активно играет в игру «Какой совет ты бы дал молодому себе, если бы мог ненадолго вернуться в прошлое?»

Ну что ж. Четверть века назад мне было 20 лет (что хорошо), и у меня развалились единственные зимние сапоги (что очень плохо). Collapse )
batgirl

Кино про Алексеева

Я долго думала, чем меня зацепил этот фильм. А он зацепил, как кошка цепляет когтем кожу. Не со зла, разыгравшись или не рассчитав свои силы. Но все равно больно, и ранка потом долго не заживает. Дело не в главном герое, прожившем заурядную жизнь с обычным грустным финалом: старость, немощность, одиночество. Дело не в банальной истине: «Любовь может все. Ей под силу даже победить время и изменить прошлое». Фильм Сегала берет тебя за шиворот и, словно в бочку с водой, насильно окунает в семидесятые годы. Смотри, нюхай, кожей ощущай. Вот так люди одевались, вот в этих пыльных конторах они работали, в этих квартирах с тусклыми обоями жили, от реальности бежали в хвойный лес и пели песни под гитару. Ну и еще в КГБ постукивали. Нет, они не были злодеями, так жизнь сложилась, время было такое. Время было такое. Такое время.

Вот именно это время я ненавижу. Я ненавижу семидесятые годы. Тотальное убожество быта. Искусственный культ духовности, которая противопоставлялась материализму и консьюмеризму. Смешно осуждать консьюмеризм, когда покупке одной пары югославских сапог предшествовало стратегическое планирование и построение эффективной экономической модели.

Я ненавижу семидесятые годы за их серый цвет. Ощущение замкнутого тесного пространства и духоты. Знание, что никогда ничего не изменится. Я помню, что в учебнике по истории для 5-го класса была напечатана на форзаце маленькая фотография храма в Абу Симбеле, в Египте. И я совершенно точно знала, что никогда не увижу этот храм своими глазами. Так же, как Эйфелеву башню и каналы Венеции. Спустя двадцать лет в Абу Симбеле я зачем-то купила шляпу в горох, на Эйфелевой башне мне продуло ухо, а на Гранд Канале к нам с мамой пристали какие-то нудные русские американцы. Ну и пусть. Семидесятые годы все равно гораздо хуже.

Моя ненависть к семидесятым шире нелюбви к советской власти и коммунизму. Тогдашние бесконечные съезды партии по телевизору и рожи отцов народа на плакатах не намного нелепей теперешних ток-шоу и силиконовых красавиц на билбордах. Хотя мужчины, наверное, не согласятся со мной по последнему пункту. Меня неприятны люди семидесятых годов, хотя я, безусловно, тоже одна из них. И я не люблю себя в те моменты, когда мое семидесятничество вдруг выползает наружу.

Алексеев – персона семидесятых. Он видел вблизи тогдашних кумиров и даже поручкался с некоторыми. Например, вживую услышал рассуждение Тарковского о любви и потом постоянно цитировал его случайным девушкам , выдавая за свое. Я ненавижу семидесятые за обилие цитат в простой человеческой речи. Глубокомысленные рассуждения на тему «что есть любовь?» на фоне повседневных мелкотравчатых романов, интеллигентские проповеди о принципиальности на фоне интеллигентского же тайного стукачества, обожествление кумиров, которые на самом деле были обычными людьми: любили водочки выпить, с красивой дамой перепихнуться и взять в долг без отдачи.

Я не люблю эскапизм семидесятых в форме повальной тяги к бардовской песне. И вообще сама идея, что для того, чтобы чувствовать себя свободным, надо отправиться в сырой лес кормить комаров или лезть в горы, рискуя сломать свою единственную шею, мне не нравится. Нет, я не прочь прыгнуть с омеги, побродить по альпийским буеракам или на дельтаплане полетать. Но к свободе это не имеет отношения.

Если вы тоскуете по прошлому, посмотрите «Кино про Алексеева» и спросите себя, что вы предпочитаете: влажное теплое болото, в котором сидишь, завязнув по шею, и рассуждаешь о духовности и любви с многочисленными товарищами по несчастью, или открытое пространство. На открытой всем ветрам равнине бывает неуютно, одиноко, холодно. Но, по-моему, в болоте однозначно противней.
batgirl

(no subject)

Этот пост должен начинаться словами «детство мое было тяжелым и безрадостным: мама меня никогда не любила, папа мной никогда не гордился». Но данное утверждение будет правдой лишь отчасти, поскольку vox_propria меня таки да любила, особенно на расстоянии. Ее письма ко мне полны нежных слов и виртуальных дистанционных поцелуйчиков (вещдоки бережно хранятся в бежевой коробке с розовыми цветочками, которая стоит на полке в кабинете). И папа мной гордился, я помню. Я как-то в нежном возрасте 12 лет прям на папиных глазах подралась в автобусе с борзым пацаном. Так папа, насильственно эвакуировав жертву моих наскоков через вовремя приоткрывшуюся автобусную дверь, мне открытым текстом и сказал: «Мыша, я тобой горжусь. Только в следующий раз попробуй с людЯми подобрее».

Но все-таки детство мое было тяжелым. Кстати, протекало оно в эпоху всеобщего дефицита и удушающего тоталитаризма. Не было у нас ни жвачки, ни кока-колы, ни кукол Барби. И сапог зимних не было в свободной продаже. Осенних, впрочем, тоже не было, как и летних туфель. Зато каждое утро перед уходом в школу нужно было гладить красный слюнявчик галстук, а затем повязывать его себе на шею. А мне красный цвет при моем замогильном оттенке лица вообще категорически не шел. Но тогда все эти ужасы советского быта как-то легче воспринимались, и не они омрачали мое незаслуженно безрадостное детство.

А знаете, что его омрачало? Сейчас расскажу. У всех моих подруг был ОН. ОН стоял в гостиной, иногда в детской комнате (ну это в тех счастливых семьях, где у детей была своя комната). ОН был полированный, темно-коричневый и на тонких ножках. А у меня ЕГО не было. А даже если бы ОН чудом у меня бы и появился, в нашем захламленном доме ЕМУ не нашлось бы места. И я любила ЕГО тайно, на расстоянии, любуясь ИМ в чужих квартирах, где – я это точно знаю! – его ценили только за красоту внешней отделки. А я!.. Я-то любила ЕГО за богатый внутренний мир: там внутри, за откидной доской, были полочки, выдвижные ящички, перегородочки, там хранились милые записочки, рисунки и девичьи дневники. Да, у всех моих подруг был секретер, а у меня не было, потому что «фи, мещанство, и чем тебе не угодил письменный стол, иди делай уроки, а то совсем дурочкой вырастешь».

Нельзя осуждать нуворишей за бьющую в глаза яркость нарядов, страсть к блестящим новым машинам и любовь к крупным бриллиантам. Им просто когда-то недодали игрушек, и вот теперь, получив их в руки, они никак не наиграются. Заработав тяжким трудом малую толику дензнаков, я наконец-то купила себе секретер из благородного вишневого дерева. С толстым стеклом на верхней деке. С откидной дверцей. С гнутыми ножками, похожими на бульдожьи лапы. С выдвижными ящичками, обитыми зеленым бархатом. Внутри есть полочки, перегородочки и специальные отсеки для хранения милых сердцу сувениров: камешка, подобранного на коктебейльском пляже в 1974 году, хрустального яйца аметистового цвета с золотой розочкой, картинки, нарисованной рукой любимой подруги, первой любовной записки.

Ну, собственно, вот нечеткое телефонофото, ибо руки трясутся от волнения, а слезы счастья капают прямо в объектив :

Collapse )
batgirl

Как мы гуляли по Португалии. Часть IV

Этот день было решено посвятить наблюдению за животными. Поэтому с утра мы отправились в лиссабонский океанариум, а вечером — на тоураду. Т(о)урада — это бой быков, но, в отличие от корриды, быка на арене не убивают. Его просто загоняют до такого состояния, что бык сам уходит в стойло, твердо обещая себе с завтрашнего дня сесть на диету, научиться быстро бегать и уж тогда поквитаться со всеми ничтожными людишками, которые тычут ему в спину разными острыми предметами.

Collapse )
  • Current Music
    На корриде в воскресенье три испанских мужика все гоняли по арене здоровенного быка
  • Tags
енотик

Бытовое

На днях душа моя возжелала перепелиного лаку для ногтей. Я начиталась модного сообщества, там у всех участниц ногти накрашены бежевым цветом в серую крапинку. А у нас в Израиле нету столь необходимого девайса, поскольку страна мы отсталая от мировых тенденций, и население не понимает важности покраски ногтей лаком в крапинку. Так вот, неделю душа моя стонала и покусывала изнутри ленивое тело, побуждая его взять в руки мыша и пойти на amazon.com, где лака этого - моря и океаны.

Все мои знакомые давно освоили шоппинг в интернете: покупают сапоги и зубную пасту на ebay, там же продают родину заодно. А я почти ничего про реалии интернет-торговли не знаю, и меня просто ошарашил факт, что, оказывается, большинство амазонских магазинов не торгуют с Израилем. Нет, я все понимаю:"Нет - сионизму, да - терроризму!", "Израильская военщина, руки прочь от арабской деревенщины!" и т.д. и т.п. Но причем здесь перепелиный лак?

Даже я, ленивая и беспринципная коала, ощутила, что мне наступили на патриотическую мозоль. Особенно меня взбесил факт, что в Израиль не посылает свои товары фирма "Дебора Липман". Вы, мадам Двойра Липманович, сказились, чи шо?! В общем, мой гражданский гнев вылился в регистрацию фальшивого адреса в США и в уплату 19$ за пересылку. Прошу считать эти 19$ посильным вкладом в борьбу с антисионизмом и бойкотом Израиля на международной арене. После такого радикального действа моя гражданская совесть опять уснула крепким сном. До следующего захода на amazon.com :-)

P.S. Я заказала синенький, фиолетовый и бежевый. Все в крапинку!!!
batgirl

Страна чудес

Настоящая страна чудес, в которой - увы - не побывал Кэролл, это, конечно же, Израиль. Тут каждый год наступает зима, что само по себе отнюдь не чудо, но ежегодно вся страна впадает от этого факта в полнейший морок и ступор. Дома здесь строят в расчете на вечное лето, одежда в ходу самая легкомысленная, а дороги от снега не чистят. На все вопросы по этому поводу население, пожимая плечами, отвечает:"Да сколько там той зимы?" Ну не знаю -- не знаю... В Иерусалиме на долю холодной, мокрой, ветреной и промозглой зимы приходится месяца три из двенадцати. Это в общем-то немало. А выражение "иерусалимский снег" это не оксюморон, а объективная реальность, данная нам в ощущениях.
Впрочем, чего это я разнылась? Из-за местного ближневосточного пофигизма снег превращается в весьма приятный хеппенинг. Первым делом народ массово сваливает с работы и запирается по домам. Вторым делом начинает пить горячее и горячительное. Третьим -- лепить снеговиков.
Вчера вечером, увидев, что с неба падает что-то белое и пушистое, я отключила будильник и сегодня утром вволю поспала. Точнее, поспала бы, кабы мне не стали звонить добрые коллеги с вопросами: "Я тебя разбудил (-а)?". Они, понимаешь, интересовались, нужно ли явиться на работу, меся ногами снежную кашу, ибо транспорт общественный не ходит, а машины не ездят, поскольку дороги никто не чистит. Я вежливо всех послала в сад, поспала еще чуток, а потом немного пофотографировала.

Collapse )
batgirl

Островский, "Гроза"

Я тут сменила шило на мыло место работы. По-прежнему лечу людей доходчивыми незлыми словами. По-прежнему сижу под той же вывеской. Зато теперь поликлиника моя расположена не в 40 минутах езды по перманентным пробкам, а гораздо-гораздо ближе (мне даже неудобно рассказывать насколько). Счастье мое омрачается только тем, что до меня это благословенное место украшала собой дама с весьма своеобразными представлениями о медицине вообще и о специфике нашей работы в частности. Лишними заботами вроде лечения пациентов она себя не обременяла, поэтому в ней бурлила масса нерастраченной энергии, которая щедро и со вкусом тратилась на бесконечные дрязги с коллегами.

Но вот через 20 лет беспорочной службы дама ушла на пенсию, и персонал в поликлинике в ужасе пригнулся: что ж с нами будет-то, а? Верить в хорошее они за время общения с ней категорически разучились и ожидали лишь новых измывательств и бедствий. И тут аккурат в День международной солидарности трудящихся им прислали меня.

Поначалу члены истерзанного коллектива относились ко мне как к дракону, а именно - непрерывно кормили, полагая, что сытый слабого не кусает. По прошествии недели поняли, что я в целом безопасна и местами даже приятна. Кормить перестали.Навалили работы по самую маковку. Стали интересоваться, не могу ли я в свободное время (sic!) поливать цветы и нести общественную нагрузку . Зато сегодня одна доктор сделала мне комплимент. Для понимания всей его глубины важно отметить, что израильтяне не могут усвоить, что Екатерина, Катя и Катюша это одно и то же имя. "Катюша" для них - всего лишь название артиллерийского снаряда, время от времени посылаемого на территорию Израиля со стороны милых соседей. Сказать израильтянину, что твое имя Катюша, это все равно, что назвать себя гаубицей. Или танком. Или бомбой. В общем, чтобы избежать ненужных ассоциаций я в Израиле представляюсь Катериной: и уху приятно, и местному языку произнести несложно. Так вот, сегодня доктор мне говорит на чистом иврите с аргентинским акцентом: "Катерина, до встречи с тобой мы жили будто в темноте. Но явилась ты и осветила все вокруг."

Я хотела ей предложить развить тему "Катерина как луч света в темном царстве" на трех страницах, но сдержалась. И фыркнула совсем-совсем негромко.